Квартира с советским прошлым в Москве



Игорь Куркин оформил эту московскую квартиру для вымышленной им семьи советского дипломата.

Игорь Куркин

Чтобы от входа выстраивались мизансцены, – рассказывает дизайнер Игорь Куркин. "В этом проекте мне захотелось попробовать себя в роли сценографа. – В процессе работы я ­постоянно ходил по квартире с камерой – проверял, чтобы все было максимально фотогенично". 

Впрочем, интерьер делался не только для них: Игорь спроектировал его для вымышленной им семьи советского дипломата, который успел пожить за границей и теперь вернулся на родину, захватив с собой кое-что из иностранной жизни.  Хозяева квартиры, как рассказывает дизайнер, – люди творческие, тяготеют к классике, но не чужды экспериментов.

Гостиная. Диванчик на заднем плане, Stanley, переобит итальянскими тканями. Люстра из коллекции Келли Уирстлер для Visual Comfort & Co. Выступ стены скрывает воздуховод. Игорь украсил его гербами СССР и РСФСР. На стене справа — мозаичные листья гинкго работы Юлии Горбуновой.

Диванчик на заднем плане, Stanley, переобит итальянскими тканями. Гостиная. Выступ стены скрывает воздуховод. Люстра из коллекции Келли Уирстлер для Visual Comfort & Co. На стене справа — мозаичные листья гинкго работы Юлии Горбуновой. Игорь украсил его гербами СССР и РСФСР.

Тем более что тоже успели пожить в разных странах мира и, как и Игорь, любят винтажную мебель и барахолки – необычная концепция требовала, по выражению автора, “старых вещей и странных предметов”.  Реальные хозяева квартиры работают с Куркиным уже в третий раз, успели с ним подружиться и охотно включились в эту игру.

Фрагмент гостиной.

Фрагмент гостиной.

Имеются также артефакты из дружественных СССР стран. К вымышленному советскому прошлому в квартире отсылают гипсовые гербы СССР и РСФСР в гостиной над телевизором, бюст Владимира Ильича, а также – с изрядной долей условности – большое количество винтажной мебели (будем считать, что ее наш дипломат привез из заграничных поездок). Они по происхождению афганские, но куплены были на уличном рынке в Тегеране, где Игорь оказался случайно, из-за аварийной посадки самолета, на котором летел из Арабских Эмиратов в Москву. Например, картина неизвестного китайского художника в гостиной, а также пара женских свадебных шапок.

Фрагмент гостиной.

Фрагмент гостиной.

И конечно, планировка, ничего общего не имеющая с устройством советских жилищ. В остальном интерьер скорее парижский – светлые стены, паркет “французская елочка”, молдинги на стенах, элементы ар-деко. Она делит пространство на кухню и гостиную. Квартира площадью 153 м2 разбита на две части.Ближе ко входу – общественная зона, посреди которой Игорь выделил объем под гардеробную. Одна из них делалась, когда пол будущего ребенка еще не определили, так что Игорь оформил ее максимально нейтрально, чтобы при необходимости можно было что-то поменять или добавить. Дальше – приватный холл, от которого ответвляются спальня хозяев и две детские. А вот все остальные помещения должны пережить взросление двух маленьких “бандитов” в неизменном виде.

Фрагмент гостиной.

Фрагмент гостиной.

Лепнину дизайнер всегда и везде использует только гипсовую, потому что ее при необходимости можно отреставрировать, как и мраморные поверхности. Чехлы на мебели сшиты так, чтобы их было легко поменять. На штукатурке, которой покрыты фасады, можно рисовать, а кварцевые подоконники настолько прочные, что хоть пляши на них. На полу лежит брашированное дерево, на нем не видны царапины. Продолжая придуманную им игру, будем считать это полной и безоговорочной победой советской дипломатии. Так что при всей своей внешней рафинированности интерьер, как утверждает Игорь, – неубиваемый.

Картину неизвестного китайского художника Игорь после долгих уговоров купил у декоратора Анны Эрман, которая в свое время нашла эту работу на какой-то барахолке. Комод 1932 года Игорь присмотрел в Repeat Story для себя, но скрепя сердце поставил в этот интерьер.

Комод 1932 года Игорь присмотрел в Repeat Story для себя, но скрепя сердце поставил в этот интерьер. Картину неизвестного китайского художника Игорь после долгих уговоров купил у декоратора Анны Эрман, которая в свое время нашла эту работу на какой-то барахолке.

Фасады кухни Leicht покрыты штукатуркой, имитиру­ющей бетон. Мраморный стол, Restoration Hardware. Стулья по дизайну Чарлза Ренни Макинтоша из Repeat Story. Хозяйка в шутку называет это пространство “кухней для препарирования лягушек”. Кусок сырого мяса и запотевший штоф с водкой — дань легенде о советском дипломате.

Мраморный стол, Restoration Hardware. Фасады кухни Leicht покрыты штукатуркой, имитиру­ющей бетон. Хозяйка в шутку называет это пространство “кухней для препарирования лягушек”. Стулья по дизайну Чарлза Ренни Макинтоша из Repeat Story. Кусок сырого мяса и запотевший штоф с водкой — дань легенде о советском дипломате.

Фрагмент спальной комнаты.

Фрагмент спальной комнаты.

Над кроватью в спальне хозяев — одна из двух афганских свадебных шапок. Светильник, Visual Comfort & Co.

Светильник, Visual Comfort & Co. Над кроватью в спальне хозяев — одна из двух афганских свадебных шапок.

Кресло 1955 года из Repeat Story. Бюст Ленина — работа Евгения Вучетича.

Бюст Ленина — работа Евгения Вучетича. Кресло 1955 года из Repeat Story.

Хозяин этой ­спальни — юный футболист, но клят­венно обещал родителям в комнате в мяч не играть. На этих условиях под потолком появилась аме­риканская люстра. Обои, Cole & Son; ковер, Dovlet House. Все ручки на дверцах встроенных шкафов разные. “Чтобы ребенку было интересней”, — объясняет Игорь.

На этих условиях под потолком появилась аме­риканская люстра. Хозяин этой ­спальни — юный футболист, но клят­венно обещал родителям в комнате в мяч не играть. Все ручки на дверцах встроенных шкафов разные. Обои, Cole & Son; ковер, Dovlet House. “Чтобы ребенку было интересней”, — объясняет Игорь.

Фрагмент детской комнаты.

Фрагмент детской комнаты.

Комната младшего сына. Встроенная мебель сделана на заказ. Ковер, Dovlet House. Кроватка переехала в квартиру с дачи, она досталась младшему ребенку в наследство от старшего.

Встроенная мебель сделана на заказ. Комната младшего сына. Кроватка переехала в квартиру с дачи, она досталась младшему ребенку в наследство от старшего. Ковер, Dovlet House.

Фрагмент гардеробной. Над американским комодом графика ­Константина Акимова.

Над американским комодом графика ­Константина Акимова. Фрагмент гардеробной.

Вид из прихожей на гостиную. На переднем плане работа неизвестного художника, купленная на Вернисаже в Измайлово. “Гостей надо встречать с песнями и плясками”, — говорит Игорь. На стене в гостиной одна из парных литографий Жана Жансема. Диваны, Hickory White. Консольный столик по дизайну Игоря Куркина. Торшер с роучем вместо абажура помогает хозяйке вышивать.

На переднем плане работа неизвестного художника, купленная на Вернисаже в Измайлово. Вид из прихожей на гостиную. На стене в гостиной одна из парных литографий Жана Жансема. “Гостей надо встречать с песнями и плясками”, — говорит Игорь. Консольный столик по дизайну Игоря Куркина. Диваны, Hickory White. Торшер с роучем вместо абажура помогает хозяйке вышивать.

Фрагмент ванной комнаты.

Фрагмент ванной комнаты.

Фрагмент ванной комнаты.

Фрагмент ванной комнаты.

Квартира с советским прошлым в Москве



Ваш комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*