Интерьер с обложки: квартира в районе Старого Арбата



Юлия Голавская оформила квартиру в районе Старого Арбата для человека, который никогда не интересовался ни дизайном, ни винтажной мебелью.

Одновременно с этим мой друг заинтересовался работами Юлии и привел меня к ней”, – начинает беседу хозяин квартиры Тимур.  Года три назад я купил эту квартиру, и когда встал вопрос ремонта, то мыслей о том, как она должна выглядеть, у меня не было, от ­дизайна я был далек.

Приемная зона. Кресла найдены случайно в мастерской одной художницы в Москве; столик, Чехия, 1960–1970‑е годы; диван выполнен на заказ; люстра, Venini, из галереи 20th Century Lamps; торшер, Mobeledom; ковер из Швеции; слева на стене литография Василия Кандинского; над диваном картина художницы Саши Пастернак.

Кресла найдены случайно в мастерской одной художницы в Москве; столик, Чехия, 1960–1970‑е годы; диван выполнен на заказ; люстра, Venini, из галереи 20th Century Lamps; торшер, Mobeledom; ковер из Швеции; слева на стене литография Василия Кандинского; над диваном картина художницы Саши Пастернак. Приемная зона.

А вот окна в этой квартире маленькие, и их не много”. Юлия пошла посмотреть, с чем ей предстоит работать: “Это дом конца XVIII века, туда попадаешь через узкую дверь и оказываешься в подъезде с огромными сводчатыми потолками.

Фрагмент приемной зоны. Консоль, Diö Slöjd & Möbler, Швеция, 1960-е годы; лампа Melton, PlaidFox; литография Василия Кандинского.

Консоль, Diö Slöjd & Möbler, Швеция, 1960-е годы; лампа Melton, PlaidFox; литография Василия Кандинского. Фрагмент приемной зоны.

Юлия рассказывает: “Это действительно очень сложная квартира. Функциональную задачу Тимур поставил четко: нужно, чтобы в этой квартире было удобно жить, работать и проводить деловые встречи, а декоративные решения полностью доверил Голавской. Я решила сделать современную квартиру, наполненную вещами как прошлого века, так и нашего времени”.  Когда мы ее разобрали, обна­ружился прекрасный кирпич, но оставлять его было бы не органично – это не лофт.

Гостиная. Кресла, дизайнер Франтишек Ирак, 1960‑е годы, Чехия; диван, Innovation Living; журнальный столик, 1960-е годы, Чехия; торшер, дизайнер Йозеф Хурка, Napako, 1960-е годы, Чехия; ковер, CarpetVista.

Кресла, дизайнер Франтишек Ирак, 1960‑е годы, Чехия; диван, Innovation Living; журнальный столик, 1960-е годы, Чехия; торшер, дизайнер Йозеф Хурка, Napako, 1960-е годы, Чехия; ковер, CarpetVista. Гостиная.

Планировка у квартиры круговая: прямо от входа идет чуть скошенная анфилада, ведущая через приемную зону в кабинет, налево из кабинета дверь ведет в гостиную-столовую, откуда можно попасть в спальню и в зону кухни, а из кухни – обратно в прихожую.

Фрагмент гостиной. Консоль, Willem lutjes/Gouda den boer, Голландия, 1953. На консоли: ваза, Pozdisovska Keramiek, Чехия 1960-70-е, и картина Викрама Кушваха “The owl and the radio”.

Консоль, Willem lutjes/Gouda den boer, Голландия, 1953. Фрагмент гостиной. На консоли: ваза, Pozdisovska Keramiek, Чехия 1960-70-е, и картина Викрама Кушваха “The owl and the radio”.

Откуда у нас только что не приехало!” Юлия это подтверждает: “Тимур почувствовал вкус и желание найти хорошие вещи и с головой погрузился в этот увлекательный мир. Мебель Юлия и Тимур выбирали вместе, а покупкой хозяин занимался самостоятельно: “Когда я взялся изучать наших поставщиков мебели, меня не устраивали ни цены, ни сроки, поэтому я начал заказывать все сам, изучал иностранные сайты, каталоги – так и втянулся. На одном из аукционов Тимур купил подписную литографию Василия Кандинского, и магическим образом ее цвета оказались едва ли не одинаковыми с цветами на ковре в приемной”. Года полтора мы все выбирали, покупали, а потом за четыре дня все аранжировали.

Зона столовой. Стол, дизайнер Бертил Фридхаген, Bodafors, Швеция, 1960‑е годы; стулья, Ico Parisi, Италия, 1950-е годы; люстра, Handle Studio; предположительно оригинальная (со слов хозяина) литография Сальвадора Дали; высокая ваза, Чехия; круглая ваза, Италия, 1940–1950-е годы.

Стол, дизайнер Бертил Фридхаген, Bodafors, Швеция, 1960‑е годы; стулья, Ico Parisi, Италия, 1950-е годы; люстра, Handle Studio; предположительно оригинальная (со слов хозяина) литография Сальвадора Дали; высокая ваза, Чехия; круглая ваза, Италия, 1940–1950-е годы. Зона столовой.

Юлия и Тимур рассказывают: “Нам хотелось необычных вещей, например, консоль 1950‑х годов нашли в Голландии, ее можно собирать, как лего, до подходящего размера, а выглядит она при этом очень современно”. Гостиная в квартире очень узкая, поэтому предметы в нее специально выбирали с легкими конструкциями, чтобы было удобно перемещаться.

Стол, дизайнер Бертил Фридхаген, Bodafors, Швеция, 1960-е годы; стулья, Ico Parisi, Италия, 1950-е годы; люстра в гостиной, Handle Studio; льняную скатерть Юлия сшила сама; двери сделаны на заказ в мастерской Doorspro; кровать, Dream Master; винтажная люстра в спальне из галереи 20th Century Lamps.

Стол, дизайнер Бертил Фридхаген, Bodafors, Швеция, 1960-е годы; стулья, Ico Parisi, Италия, 1950-е годы; люстра в гостиной, Handle Studio; льняную скатерть Юлия сшила сама; двери сделаны на заказ в мастерской Doorspro; кровать, Dream Master; винтажная люстра в спальне из галереи 20th Century Lamps.

Кухонный гарнитур, встроенные шкафы и двери выполнены столярами по эскизам Голавской, декоративные подушки и покрывала сделаны на заказ, а льняную скатерть в клеточку на обеденный стол Юлия сшила сама. 

Фрагмент спальни. Кровать, Dream Master; прикроватная тумба, UP Závody, Чехия, 1960-е годы; торшер, Shady and the Lamp; картина художника Наума Габо; ваза, Villeroy & Boch; обои, Anna French; черные подушки сшиты из итальянского рубашечного хлопка; серые подушки — из русского домотканого полотна.

Кровать, Dream Master; прикроватная тумба, UP Závody, Чехия, 1960-е годы; торшер, Shady and the Lamp; картина художника Наума Габо; ваза, Villeroy & Boch; обои, Anna French; черные подушки сшиты из итальянского рубашечного хлопка; серые подушки — из русского домотканого полотна. Фрагмент спальни.

Когда она увидела обои с золотистыми деревьями на серо-голубом фоне, то поняла, что они будут в спальне. Дизайнер любит ритмичные принты и растительные узоры. Нежность обоев нивелируется брутальной кованой кроватью и винтажной лампой, которую нашли в Ирландии. 

Кабинет. Стул, Paolo Buffa, Италия, 1950-е годы; стол выполнен на заказ по эскизу Юлии Голавской; этажерка, Swedese Libri.

Стул, Paolo Buffa, Италия, 1950-е годы; стол выполнен на заказ по эскизу Юлии Голавской; этажерка, Swedese Libri. Кабинет.

К сожалению, сейчас фасад дома в очень плохом состоянии, но Тимур твердо намерен вернуть ему былую красоту. За время работы над интерьером хозяин неплохо изучил историю дома, нашел немало архивных фото. Вот что бывает, когда человек нашел себе занятие по душе!

Кухня. Кухонный гарнитур и двери шкафов сделаны на заказ по эскизу дизайнера в мастерской Doorspro. Чайник, Gosta Grahs/Rorstrand, Швеция, 1980-е.

Кухонный гарнитур и двери шкафов сделаны на заказ по эскизу дизайнера в мастерской Doorspro. Кухня. Чайник, Gosta Grahs/Rorstrand, Швеция, 1980-е.

Кухонный гарнитур и внутреннее окно сделаны по эскизам Юлии Голавской в мастерской Doorspro; чайник, Gösta Grähs, Rörstrand, Швеция, 1980-е годы.

Кухонный гарнитур и внутреннее окно сделаны по эскизам Юлии Голавской в мастерской Doorspro; чайник, Gösta Grähs, Rörstrand, Швеция, 1980-е годы.

Коридор. Табурет, Bröderna Anderssons, Швеция, 1950–1960-е годы; люстра, Handle Studio; бра, Италия, 1950-е годы; часы, Wehrle, Германия, 1960‑е годы. Велосипед, Bear Bike.

Табурет, Bröderna Anderssons, Швеция, 1950–1960-е годы; люстра, Handle Studio; бра, Италия, 1950-е годы; часы, Wehrle, Германия, 1960‑е годы. Коридор. Велосипед, Bear Bike.



Ваш комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*