Интерьер с обложки: квартира с ярким характером



Светлана и Илья Хомяковы из студии QuatroBase переделали заурядный классический интерьер в квартиру с ярким характером — без стройки и перепланировки.

Да разве можно ответить на этот вопрос?” — смеется Илья Хомяков. “Как сложился этот проект? Это еще и образцово-­показательный пример того, как можно “без единого гвоздя” превратить заурядный интерьер в квартиру-огонь. Квартира, которую он оформил вместе со своей бессменной соратницей  Светланой Хомяковой, примечательна не только размахом и изобилием декора. Никаких перепланировок, строек и других долгоиграющих мероприятий — только цвет, узоры и эклектичный замес из мебели.

Светлана и Илья Хомяковы.

Светлана и Илья Хомяковы.

К этому моменту в ее распоряжении уже была квартира площадью около 350 м² в малоэтажном московском доме, построенном на рубеже ХХ и ХХI веков. Заказчица Хомяковых увидела их проект в журнале, оценила смелую работу с цветом и сказала, что хочет так же, только еще ярче. Предположительно, примерно в то же время и был сделан интерьер, доставшийся хозяйке вместе с мебелью. 

Гостиная. Светильник, MOGG; диван, Roche Bobois; желтое кресло, Moroso; тумба, Odingeniy; ковер, Serge Lesage. Журнальный столик и дальнее кресло справа остались от прежнего интерьера. Картину написала Светлана Хомякова. За стеклянной перегородкой находится продолжение гостиной — чайная комната.

Светильник, MOGG; диван, Roche Bobois; желтое кресло, Moroso; тумба, Odingeniy; ковер, Serge Lesage. Гостиная. Картину написала Светлана Хомякова. Журнальный столик и дальнее кресло справа остались от прежнего интерьера. За стеклянной перегородкой находится продолжение гостиной — чайная комната.

Хомяковы должны были все исправить декораторскими средствами, не забывая при этом об экономии. Он был классическим по стилю и оливковым от пола до потолка — засилье этого цвета выглядело угнетающе. “Если ­интерьер хорошо сделан, он выглядит дороже, чем в него вложено”, — считает Илья. Необходимость ­считать деньги авторов проекта не смутила. Причем первые шесть месяцев они провели за отрисовкой будущего интерьера. На то, чтобы сделать хорошо, у них со Светланой ушло полтора года. Зато конечный результат практически неотличим от эскизов.  “Переделывать всегда сложнее, чем делать с нуля”, — констатирует Светлана.

Общий вид кухни-гостиной. Стол, Emmemobili; по центру люстра, Artemide. Потолок украшен гипсовыми полусферами по эскизу дизайнеров. Шторы из ткани, JAB; римская штора, Verel de Belval.

Стол, Emmemobili; по центру люстра, Artemide. Общий вид кухни-гостиной. Шторы из ткани, JAB; римская штора, Verel de Belval. Потолок украшен гипсовыми полусферами по эскизу дизайнеров.

Пышность и изобилие, которые вы видите на фотографиях, — естественное состояние интерьера, а не разовые декорации для съемки. Еще полгода шел ремонт, и еще столько же квартира наполнялась вещами.

Крупный план стены в гостиной, на которую открывается вид из прихожей. Вазы, металлические птицы и фламинго куплены на антикварном рынке. Композиция из картин собрана по всей Европе. Часть работ — из коллекции хозяйки. Овальная и бамбуковая рамы изготовлены Александром Новиковым по эскизам дизайнеров. В руку китайской девушке на основании лампы по желанию хозяйки пририсовали бутылочку кока-колы. Абажур сделан на заказ.

Вазы, металлические птицы и фламинго куплены на антикварном рынке. Крупный план стены в гостиной, на которую открывается вид из прихожей. Часть работ — из коллекции хозяйки. Композиция из картин собрана по всей Европе. В руку китайской девушке на основании лампы по желанию хозяйки пририсовали бутылочку кока-колы. Овальная и бамбуковая рамы изготовлены Александром Новиковым по эскизам дизайнеров. Абажур сделан на заказ.

Разве что посреди гостиной торчала одинокая несущая колонна, но это легко было исправить — дизайнеры добавили к ней вторую, чтобы уравновесить и обозначить функциональные зоны. Планировка квартиры в целом была удачная. Теперь общественная зона делится на три части: слева столовая, справа диванная с телевизором, а посередине — парадная композиция, вид на которую открывается от входа. 

Фрагмент гостиной. На креслах подушки из H&M Home, слегка переработанные авторами проекта. Панно, за которым спрятан шкаф для техники, сделано по эскизам дизайнера художницей Татьяной Абрамовой, а его рама изготовлена в мастерской za_ramkami Александра Новикова. Аксессуары, Asiatides.

На креслах подушки из H&M Home, слегка переработанные авторами проекта. Фрагмент гостиной. Аксессуары, Asiatides. Панно, за которым спрятан шкаф для техники, сделано по эскизам дизайнера художницей Татьяной Абрамовой, а его рама изготовлена в мастерской za_ramkami Александра Новикова.

Посреди мраморного пола Хомяковы поставили столик из акрила, а над барочным комодом повесили постер из коллекции старшего сына хозяйки. Нынешнее пространство получилось путем объединения нескольких квартир поменьше, так что сперва идет бывший общий тамбур с окнами и диванчиком в полосатой обивке (надо думать, приходящие в квартиру посыльные чувствуют себя здесь по-царски), а уже потом начинается основная прихожая, классическая по форме и хулиганская по напол­нению.

Столовая. Стол, EmmeMobili; стулья, Driade. Живопись, Fred Ingrams, Великобритания. 

Стол, EmmeMobili; стулья, Driade. Столовая. Живопись, Fred Ingrams, Великобритания. 

Так что дизайнеры сохранили часть мебели, перекрасив и перетянув ее новыми тканями, и внедрили в интерьер кое-какие вещи из запасов хозяйки. Светлана с Ильей вообще любят смешивать старые вещи с новыми, а тут это отвечало условию задачи — максимально использовать наследство прежних хозяев. На кухне и в кабинете встроенную мебель полностью демонтировали, а в остальных комнатах постарались ее “оттюнинговать”. Сложнее пришлось со столяркой.

Похожую на пенал кухню разбили на две части: зона готовки расположена ближе ко входу, а у окна — стол для завтраков. Он имеет антикварное основание и новую столешницу. Стулья остались от прежнего интерьера, но были перекрашены. Справа консоль, MOGG; позолоченные антикварные подсвечники, “Русская усадьба”; синее стекло из коллекции хозяйки.

Он имеет антикварное основание и новую столешницу. Похожую на пенал кухню разбили на две части: зона готовки расположена ближе ко входу, а у окна — стол для завтраков. Справа консоль, MOGG; позолоченные антикварные подсвечники, “Русская усадьба”; синее стекло из коллекции хозяйки. Стулья остались от прежнего интерьера, но были перекрашены.

Как вспоминает Светлана, комната была целиком обшита деревом, от которого теперь остались только колонны по бокам кровати и корпус встроенного шкафа. Взять, к примеру, спальню хозяйки. Зато изголовье и дверцы шкафа в стиле шинуазри — новые. Люстра тоже старая. И так с каждой комнатой.  Альков обтянули сделанной на заказ тканью, а оставшиеся деревянные детали покрыли позолотой.

Чайная комната. Ковер по дизайну Карима Рашида. Кресла, Gubi, переобиты тканью, Designers Guild. Столик винтажный. Состаренный бар сделан по эскизам Хомяковых. Шторы из тканей JAB и Verel de Belval.

Ковер по дизайну Карима Рашида. Чайная комната. Столик винтажный. Кресла, Gubi, переобиты тканью, Designers Guild. Шторы из тканей JAB и Verel de Belval. Состаренный бар сделан по эскизам Хомяковых.

Чем мы вам и предлагаем заняться. Светлана и Илья Хомяковы аккуратно препарировали интерьер квартиры, без сожалений отмели лишнее, сохранили ценное, добавили огня — и вот перед нами пространство, которое можно рассматривать часами.

Фрагмент чайной комнаты. Слева традиционный наряд узбекской невесты, привезен хозяйкой из путешествий. Бирюзовый столик из полированной латуни Hay, создан по эскизам дизайнеров. Ковер от Карима Рашида.

Слева традиционный наряд узбекской невесты, привезен хозяйкой из путешествий. Фрагмент чайной комнаты. Ковер от Карима Рашида. Бирюзовый столик из полированной латуни Hay, создан по эскизам дизайнеров.

Главная спальня. Кровать, Meridiani, дополнена изголовьем, которое сделали на заказ; столики, Driade; люстра осталась от прежних хозяев, дизайнеры навесили на нее цветные кристаллы. Стена в изголовье оклеена обоями, которые тоже сделали на заказ. Рамы на колоннах под литье и овальная рама — работа Александра Новикова.

Кровать, Meridiani, дополнена изголовьем, которое сделали на заказ; столики, Driade; люстра осталась от прежних хозяев, дизайнеры навесили на нее цветные кристаллы. Главная спальня. Рамы на колоннах под литье и овальная рама — работа Александра Новикова. Стена в изголовье оклеена обоями, которые тоже сделали на заказ.

Портал расписан под белый мрамор; круглый журнальный стол создан по эскизам дизайнеров.

Портал расписан под белый мрамор; круглый журнальный стол создан по эскизам дизайнеров.

Эта зона находится за стеной в изголовье кровати в главной спальне. Стол и стул когда-то были куплены на Maison & Objet и вместе с хозяйкой переехали на новую квартиру. Торшер, Artemide; подвесной светильник по дизайну Хайме Айона, &tradition; текстиль, Harlequin.

Стол и стул когда-то были куплены на Maison & Objet и вместе с хозяйкой переехали на новую квартиру. Эта зона находится за стеной в изголовье кровати в главной спальне. Торшер, Artemide; подвесной светильник по дизайну Хайме Айона, &tradition; текстиль, Harlequin.

Фрагмент спальни. Стол, французский винтаж из коллекции хозяйки; торшер, Artemida. Потолок выкрашен краской Little Greene.

Стол, французский винтаж из коллекции хозяйки; торшер, Artemida. Фрагмент спальни. Потолок выкрашен краской Little Greene.

Комната старшего сына. Кровать, Meridiani; торшер, Mogg; стена расписана по эскизам дизайнеров. Люстры, Kundalini.

Кровать, Meridiani; торшер, Mogg; стена расписана по эскизам дизайнеров. Комната старшего сына. Люстры, Kundalini.

Фрагмент комнаты старшего сына. От чайной ее отделяет стеклянная перегородка, которую решили завесить шторами, JAB. Кресло, Moroso. Стеллаж сделан по эскизам Хомяковых.

От чайной ее отделяет стеклянная перегородка, которую решили завесить шторами, JAB. Фрагмент комнаты старшего сына. Стеллаж сделан по эскизам Хомяковых. Кресло, Moroso.

Первая прихожая. Зеркало и тумба сделаны по эскизам Хомяковых в Италии. Стулья остались от прежних хозяев. Шторы из “дикого” шелка, James Hare.

Зеркало и тумба сделаны по эскизам Хомяковых в Италии. Первая прихожая. Шторы из “дикого” шелка, James Hare. Стулья остались от прежних хозяев.

Коридор. Живописное полотно, Mateja Petkovic, Босния, нашли и заказали через Инстаграм. Прозрачные стулья из акрила созданы по дизайну Ниссы Кинжалиной. Арт-объект — по эскизам дизайнеров.

Живописное полотно, Mateja Petkovic, Босния, нашли и заказали через Инстаграм. Коридор. Арт-объект — по эскизам дизайнеров. Прозрачные стулья из акрила созданы по дизайну Ниссы Кинжалиной.

Прихожая. Латунный светильник и акриловый стол сделаны по эскизам дизайнеров. На стене постер “Ленин и Coca-Cola” Александра Косолапова. Дверь встроенного шкафа расписал в стиле стрит-арта Алексей Kио.

Латунный светильник и акриловый стол сделаны по эскизам дизайнеров. Прихожая. Дверь встроенного шкафа расписал в стиле стрит-арта Алексей Kио. На стене постер “Ленин и Coca-Cola” Александра Косолапова.

Санузел. Фасады существующей тумбы передали и дополнили зеркальными вставками. Над тумбой, зеркальное панно по эскизам дизайнеров. Вазы, антиквариат из Китая.

Фасады существующей тумбы передали и дополнили зеркальными вставками. Санузел. Вазы, антиквариат из Китая. Над тумбой, зеркальное панно по эскизам дизайнеров.

Интерьер с обложки: квартира с ярким характером



Ваш комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*