Дом в Афинах

Этот дом с огромными окнами они создали вместе.  Хозяйка этого дома хорошо ­разбирается в ­искусстве, Дженни Номику — отличный ­архитектор, а Дебора Комт-Лиэгр знает толк в оформлении интерьеров.

В семейном предприятии она всегда занималась декораторскими проектами и теперь окончательно вышла из тени своего знаменитого мужа. Когда пару лет назад декоратор и дизайнер Кристиан Лиэгр решил удалиться от дел на покой, он оставил компанию, носящую его имя, в надежных руках — арт-директором бренда Liaigre стала его жена Дебора Комт-Лиэгр.

Так выглядит дом с заднего фасада. На нижнем этаже находится бассейн, а на террасе стоят диваны Lyse, кресла Lurin и столики Caloptere. Этажом выше располагается гостиная, тоже с выходом на террасу.

На нижнем этаже находится бассейн, а на террасе стоят диваны Lyse, кресла Lurin и столики Caloptere. Так выглядит дом с заднего фасада. Этажом выше располагается гостиная, тоже с выходом на террасу.

Втроем им предстояло соединить греческие традиции и французское искусство жить красиво, получив в результате дом, предназначенный для круглогодичной жизни большой семьи, где хорошо отдыхать от работы в кругу родных людей и принимать друзей в неформальной, но элегантной обстановке. Над этим афинским домом Дебора работала вместе с двумя другими замечательными женщинами — его энергичной хозяйкой, которая умудряется совмещать успешную карьеру с ролью матери большого семейства, и архитектором Дженни Номику, построившей для нее белоснежный особняк площадью около восьмисот квадратных метров. И хотя особняк со всех сторон окружен террасами и выглядит совершенно по-курортному, он расположен в спальном районе и замышлялся как полноценное городское жилище, это тоже важно.

Уголок для отдыха в саду с шезлонгами, Coro. Столик Misti сделан из тика и ­вулканического камня. Стена, по которой стекает вода, сделана из металла и выглядит как арт-объект.

Столик Misti сделан из тика и ­вулканического камня. Уголок для отдыха в саду с шезлонгами, Coro. Стена, по которой стекает вода, сделана из металла и выглядит как арт-объект.

Деборе и Дженни надо было позаботиться о том, чтобы это не пошло в ущерб уюту: отрешенность от всего сущего хороша в храме, но дом — это все-таки территория быта и простых человеческих радостей. Хозяйка мечтала о просторе и приводила в пример греческие церкви с их огромными внутренними объемами. Она спроектировала величественную парадную гостиную и сделала огромные окна без переплета. Архитектор решила извлечь максимум из географического положения дома и со­здать простор, впустив в интерьер как можно больше света. Снаружи белоснежные фасады особняка выглядят как паспарту, обрамляющее панорамное остекление.

Каминная зона, вид сверху. Диван сделан из патинированной бронзы, льна и шелка. Приставной столик Umberto тоже бронзовый. Журнальные столики Bûcheron сделаны из кедра. Диванчики Caraïbe — из дуба, кожи и бархата. Стеллажи сделаны на за­каз. Над камином работа ­Анхелы де ла Крус.

Диван сделан из патинированной бронзы, льна и шелка. Каминная зона, вид сверху. Журнальные столики Bûcheron сделаны из кедра. Приставной столик Umberto тоже бронзовый. Стеллажи сделаны на за­каз. Диванчики Caraïbe — из дуба, кожи и бархата. Над камином работа ­Анхелы де ла Крус.

В интерьере много дерева, на полах лежат ковры из шелка, мебель обита льном, бархатом и кожей, кругом кашемировые пледы — едва ли в греческом климате в них есть большая потребность, но дело в том, что при всем своем внешнем аскетизме этот проект совсем не так прост, как кажется. Дальше за дело взялась Дебора, которая привнесла в проект то, чем всегда славилась марка Liaigre, — теплые живые материалы, способные смягчить даже самое строгое пространство. Чувственный опыт здесь так же важен, как и зрительные образы.

Гостиная. На переднем плане кушетка из венге с обивкой изо льна, сделанная спе­циально для этого интерьера. Белые кресла Hestia сделаны из тех же материалов. На столике Racine — тиковая коробка для сигар. Справа и слева от него диваны Verneuil II, обтянутые льном и шелком. У стены диван Bouddha из металла, кожи и бархата. Над ним картина Анхеля ­Отеро. На ­зад­нем плане у окна столик Montfaucon.

На переднем плане кушетка из венге с обивкой изо льна, сделанная спе­циально для этого интерьера. Гостиная. На столике Racine — тиковая коробка для сигар. Белые кресла Hestia сделаны из тех же материалов. У стены диван Bouddha из металла, кожи и бархата. Справа и слева от него диваны Verneuil II, обтянутые льном и шелком. На ­зад­нем плане у окна столик Montfaucon. Над ним картина Анхеля ­Отеро.

С этой ролью отлично справляется абстрактная живопись, а скульптурные работы создают антитезу прямолинейной архитектуре. Цветовая палитра интерьера построена на нейтральных природных оттенках — коричневых, бежевых, кремовых, которые точечно дополнены яркими пятнами. Кстати, все эти арт-объекты выбирала хозяйка — сама она занимается бизнесом, но выросла в артистической семье, так что знает толк в искусстве.

Обеденный стол Corvette из ореха окружают стулья Velin из дуба и кожи. На полу шелковый ковер. На заднем плане скульптура Тони Крэгга.

На полу шелковый ковер. Обеденный стол Corvette из ореха окружают стулья Velin из дуба и кожи. На заднем плане скульптура Тони Крэгга.

Причем не только внутри, но и снаружи: у дома целых пять террас и с некоторых точек они видны все сразу. В меблировке, как несложно догадаться, преобладают вещи Liaigre, как серийные, так и сделанные на заказ спе­циально для этого дома. Обманчивая простота, точность линий и сложные фактуры складываются в узнаваемый почерк, так что поклонникам знаменитого французского дизайнера не стоит беспокоиться. Хотя по функциям все террасы и разнятся, Дебора сделала их единообразными.Открытый южным ветрам дом с белоснежными фа­садами отсылает к традиционной архитектуре греческих островов, но характер этого пространства ни с чем не спутаешь. Лиэгр ушел на пенсию, да здравствует Лиэгр!

Три этажа дома соединяет деревянная лестница. Светильники из патинированной латуни сделаны на заказ.

Светильники из патинированной латуни сделаны на заказ. Три этажа дома соединяет деревянная лестница.

Спальня хозяйки. Изголовье кровати сделано на заказ под размеры комнаты и обтянуто кожей. Лаковые прикроватные столики тоже сделали специально для этого интерьера. Настольные лампы Citron имеют основание из патинированной бронзы и абажуры из акварельной бумаги.

Изголовье кровати сделано на заказ под размеры комнаты и обтянуто кожей. Спальня хозяйки. Настольные лампы Citron имеют основание из патинированной бронзы и абажуры из акварельной бумаги. Лаковые прикроватные столики тоже сделали специально для этого интерьера.

Раковина в гостевой ванной сделана из бронзы. Снаружи она состарена.

Снаружи она состарена. Раковина в гостевой ванной сделана из бронзы.

Ваш комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*