Дом на юге Франции



Десять лет назад она приехала сюда тури­с­том, влюбилась в одно шато, купила его и переехала в него со своей семьей.  Дизайнер Маржолен Лерэй ребенком жила в деревушке на юге Франции.

Но юг Франции также полон маленьких деревушек, где жизнь вполне себе размеренна, однако при этом тоже не лишена богемности. Лазурный Берег неизбежно ассоциируется с чем-то гламурным и сияющим. Старинная рыжая черепица домов утопает здесь в зелени, большинство зданий были свидетелями не одной французской революции, а к морю ведут узкие улочки-лабиринты. Местечко Раматюэль неподалеку от Сен-Тропе как раз из числа таких.

Гостиная. Картина Constructive Ambiguity работы художника Мэтта Хиндли. Все диваны, стулья и зеркала по дизайну студии ALM. Люстра, Kelly Wearstler.

Картина Constructive Ambiguity работы художника Мэтта Хиндли. Гостиная. Люстра, Kelly Wearstler. Все диваны, стулья и зеркала по дизайну студии ALM.

Знаменито оно в том числе тем, что в XVIII веке здесь жил Жозеф Одибер – сеньор и аббат Раматюэля, а потом и его сын Томас-Албен-Жозеф – известный ботаник своего времени, впервые описавший ­хризантему садовую. Пти Шато де Раматюэль – главный герой нашей истории – стоит здесь с XIV века.

На каминном портале фигуры, привезенные из Индонезии, Вьетнама и Африки, а еще “вечная роза”, которую дочке Маржолен подарил ее бойфренд из Челябинска.

На каминном портале фигуры, привезенные из Индонезии, Вьетнама и Африки, а еще “вечная роза”, которую дочке Маржолен подарил ее бойфренд из Челябинска.

Потом она успела поработать в дерево­обрабатывающей промышленности и даже освоить самолетостроение. Интерьерный дизайнер Маржолен Лерэй провела в Раматюэле все детство. Четырнадцать лет назад она вернулась на родину и случайно увидела это шато выставленным на про­дажу. Маржолен не слишком привязывалась к одному месту жительства и лихо меняла Лондон на Париж, а потом и на Нью-Йорк. – Но когда я впервые открыла дверь этого дома, то поняла, что хочу здесь жить”. “В то время я не планировала ничего покупать, – рассказывает дизайнер.

На кухне винтажные китайские корзины для риса и глины. Стол и ­кухонный гарнитур по дизайну студии ALM. ­Стулья, Feel Good Design.

Стол и ­кухонный гарнитур по дизайну студии ALM. На кухне винтажные китайские корзины для риса и глины. ­Стулья, Feel Good Design.

“До этого у нас был довольно большой опыт в оформлении домов на юге Франции, – комменти­рует дизайнер, – но когда делаешь что-то для себя, ощущения и чувство ответственности совершенно другие”. Обустройством интерьеров занялось дизайн-бюро Маржолен – ALM.

Одна из спален. Лампы по дизайну студии ALM. Фотография работы Габриэль Корни; постельное белье, Society Limonta; ковер, Marni for The Rug Company.

Лампы по дизайну студии ALM. Одна из спален. Фотография работы Габриэль Корни; постельное белье, Society Limonta; ковер, Marni for The Rug Company.

Изначально планировалось максимально сохранить аутентичность исторической постройки. Дом был полностью отремонтирован еще в 2004 году, но до сих пор в интерьер вносятся какие-то изменения и дополнения. Тем не менее лишать себя комфорта хозяева не хотели: в доме сделали теплый пол, центральную вентиляцию ­помещений, а еще встроенные спикеры, чтобы любимую музыку можно было слушать повсюду.

Фрагмент спальни со страницы слева. Фотография работы Габриэль Корни; кресло винтажное; обои, Hermès.

Фотография работы Габриэль Корни; кресло винтажное; обои, Hermès. Фрагмент спальни со страницы слева.

Поэтому дизайнер чутко следила за всеми действиями рабочих и параллельно вносила изменения в проект. Во время реставрации за каждым снятым слоем штукатурки может оказаться что-то интересное, достойное стать частью будущего интерьера. Возникали и трудности. Так, в доме обнаружилось сразу несколько дымоходов, и теперь в каждой спальне свой собственный камин. Например, доставить к дому деревянные балки оказалось настоящим испытанием – пришлось тащить их буквально на себе, потому что машина или трактор могли повредить старинную кладку каменных дорожек, ведущих к дому.

Еще одна спальня. Обои, de Gournay. Картина работы Керри Армстронг; стул по дизайну студии ALM; шторы, Lelièvre.

Обои, de Gournay. Еще одна спальня. Картина работы Керри Армстронг; стул по дизайну студии ALM; шторы, Lelièvre.

Здесь Маржолен с семьей устраивают обеды или проводят долгие часы за чтением книг. Во внутреннем дворике есть небольшой сад с искусственным прудом.

Фрагмент одной из комнат. Картина Busy Baby Margarita работы художницы Майи Малевич. Диван по дизайну студии ALM в обивке от Pierre Frey и Sabina Fay Braxton; торшер винтажный.

Картина Busy Baby Margarita работы художницы Майи Малевич. Фрагмент одной из комнат. Диван по дизайну студии ALM в обивке от Pierre Frey и Sabina Fay Braxton; торшер винтажный.

Уезжая в Австралию, они сда­ют комнаты Пти Шато де Раматюэль в аренду на радость всем, кто мечтает об отдыхе на Ривьере. Семейство чередует юг Франции с Сиднеем, где у них тоже имеется недвижимость. Маржолен даже ­обустроила здесь офис для своей студии, так что теперь легко совмещает работу с домашними хлопотами в неспешном течении жизни в Провансе.  Но для Лерэев это все-таки настоящее “семейное гнездышко”.

Фрагмент одной из комнат. Обои, Schumacher; желтая лампа, Pols Potten.

Обои, Schumacher; желтая лампа, Pols Potten. Фрагмент одной из комнат.

Маска из текстиля по дизайну студии ALM. Фотография на стене работы Марка Ласкомб-Уайта. Рисунок работы Франсины Демюленаре.

Фотография на стене работы Марка Ласкомб-Уайта. Маска из текстиля по дизайну студии ALM. Рисунок работы Франсины Демюленаре.

Детская. Изголовье крова­ти в ткани от Pierre Frey; светильники на потолке, Tsé & Tsé; настольные ­лампы, Gras. Фотография работы Марка ­Ласкомб‑­Уайта.

Изголовье крова­ти в ткани от Pierre Frey; светильники на потолке, Tsé & Tsé; настольные ­лампы, Gras. Детская. Фотография работы Марка ­Ласкомб‑­Уайта.

Ванная. Мебель по ­дизайну студии ALM.

Мебель по ­дизайну студии ALM. Ванная.

Прихожая. На стене винтажные буйки.

На стене винтажные буйки. Прихожая.

Внутренний дворик. Стол по дизайну студии ALM; пластиковые стулья по дизайну Филиппа Старка; стаканы на столе, Vetrofuso; остальная посуда винтажная.

Стол по дизайну студии ALM; пластиковые стулья по дизайну Филиппа Старка; стаканы на столе, Vetrofuso; остальная посуда винтажная. Внутренний дворик.



Ваш комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*